Что произойдет, если Скайвокеру все таки удастся поймать лидера бунтовщиков, что не удалось ему в предыдущей части? Будет ли это концом истории, или началом новой, гораздо более ужасающей? Не узнаете ,пока не прочитаете содержание. Это третий эпизод из серии "Звездных войн".

Содержание/сюжет

Галактическая Республика и Конфедерация независимых систем ведут опустошительную войну. Канцлер Палпатин, имеющий широчайшие полномочия в Сенате и занимающий свой пост дольше всех своих предшественников, был захвачен во время дерзкого рейда на Корусант командующего армией дроидов Конфедерации Генерала Гривуса. Рыцарь-джедай Энакин Скайуокер и мастер-джедай Оби-Ван Кеноби пытаются освободить канцлера, пользуясь ослабевшей защитой флагмана Гривуса «Незримая длань» в ходе контратаки Республиканского Флота на орбите планеты-столицы. Джедаи находят канцлера, но встречают лорда ситхов графа Дуку. Оба джедая стали сильнее после последнего боя с Дуку, но изначально не показывали этого, позволив Дуку недооценить их. Тиранус поздно понял, что просчитался. Кеноби и Скайуокер изменили свои стили и начали пробивать защиту ситха. Дуку вынужден был использовать Силу, придушив и отшвырнув Кеноби в сторону, от чего джедай потерял сознание. Энакин становится ожесточенным, и поддается гневу и ненависти, что и подметил Дуку в ходе дуэли. Короткий бой закончился внезапно, когда Скайуокер отрубил ситху обе кисти — акт возмездия за потерю собственной руки в их первой дуэли. Удовлетворённый увиденным, Палпатин призвал джедая убить Дуку. Поддавшись подстрекательству канцлера, Скайуокер обезглавил Дуку, скрестив оба световых меча (свой и ситха) на шее графа. Тем не менее, Скайуокер немедленно пожалел о своём поступке, поскольку убийство невооружённого противоречило пути джедаев. Палпатин успокоил его совесть заявлением, что это было «естественным» в подобной ситуации, и что это не первое убийство в его жизни, вспомнив о матери Скайуокера — Шми Скайуокер Ларс, и народе песков.

Энакин освободил канцлера от оков и сбежал из штаба с бессознательным Кеноби на плечах, игнорируя приказы Палпатина бросить мастера-джедая. Их побег был недолгим, поскольку скоро их схватили и доставили к генералу Гривусу на капитанский мостик, где Скайуокер и генерал наконец встретились лицом к лицу после многочисленных непрямых столкновений во время войны. Гривус отметил, что Скайуокер слишком молод для человека с его репутацией, а джедай парировал, что генерал «ниже, чем он ожидал». Затем, по команде Скайуокера, R2-D2 провёл отвлекающий манёвр, дав двум джедаям время забрать свои световые мечи, освободиться от наручников и атаковать телохранителей генерала — могучих Магна-Стражей. Гривусу всё-таки удалось сбежать от джедаев и выпустить все спасательные капсулы, поскольку флагман начал стремительно падать на Корусант, притягиваясь гравитацией планеты. Скайуокер взялся за пилотирование остатков корабля и смог совершить аварийную посадку в заброшенном индустриальном районе Корусанта.

После возвращения Энакин встречает свою жену, Падме Амидалу, которая сообщает ему, что беременна. Несмотря на беспокойство Падме об их тайном браке, Энакин очень рад этой новости, и пара строит планы о своем ребёнке. Энакина мучают кошмары о смерти Падме во время родов, видения похожи на те, что он видел перед смертью своей матери. Джедай обратился за помощью к Йоде. Он рассказал о своих пророческих видениях, в которых умирает близкий ему человек, но не раскрыл его личность. Йода, не зная о силе любви Скайуокера к Амидале, посоветовал ему научиться отпускать всё то, что он боится потерять, ведь привязанность ведет к ревности — тени алчности. Скайуокер не был удовлетворён этим ответом.

Позже, Палпатин назначил рыцаря своим представителем в Совете джедаев, что вызывает недовольство, но они приняли молодого Скайуокера в Совет, однако отказали ему в повышении ранга, что очень его разозлило и разочаровало. После заседания Скайуокер выразил своё негодование Кеноби. Также Совет настоятельно призывал рыцаря следить за действиями канцлера, несмотря на несогласие Оби-Вана. Несмотря на это, Энакин перестал доверять ему, так же, как и остальным членам Совета, и Кеноби чувствовал, что у бывшего ученика были на то основания. По пути на взлетно-посадочную площадку, с которой Йода и батальон солдат-клонов собирался на планету вуки Кашиик, Кеноби, Йода и Винду обсуждали то, что задание по «шпионажу» за Палпатином, Энакин принял без энтузиазма, а Винду даже не скрывал, что не доверяет Скайуокеру. Оби-Ван упоминает, что его ученик — Избранный, который должен восстановить равновесие Силы через уничтожение ситхов, на что Йода ответил, что пророчество могли неверно истолковать.

Вечером, Энакин делится своими мыслями с Падме, говоря что война разрушает идеалы Республики и даже непоколебимых рыцарей-джедаев. Падме говорит мужу, что считает что эта война характерна нежеланием слушать, и надо убедить Палпатина вернуться к дипломатии, ведь иначе, Республика от Конфедерации мало чем отличается. Энакин воспринимает слова Падме в штыки и считает, что этот вопрос в компетенции Сената, который уже мало, что значит в решении политических вопросов. Сенатор Набу все больше желает уйти как можно дальше от политики, интриг и войны, о чём делится с Энакином. После этого, Энакин отправляется в Галактический Дом Оперы, куда пригласил его Палпатин, чтобы обрадовать новостью об успехе разведки, нашедшей Гривуса на Утапау, и считает Энакина достойным чести лично покончить с последним лидером сепаратистов. Между ними завязывается разговор, в котором Энакин делится своими сомнениями в решениях Совета джедаев, и это дает Палпатину возможность подстрекать Энакина на мысли, что ситхи и джедаи мало чем отличаются друг от друга, после чего делится историей о Дарте Плегасе Мудром. Согласно легенде, повелитель тьмы Дарт Плэгас был настолько могущественным и мудрым, что открыл, как использовать Силу для воздействия на мидихлорианы для создания жизни и предотвращения смерти. Он обрёл такую власть, что боялся лишь потерять её. Плэгас обучил своего ученика всему, что знал сам, и тот убил учителя, пока тот спал. Трагедия, по мнению Палпатина, заключалась в том, что Плэгас умел спасать других от смерти, а себя не смог. На вопрос о том, кто мог бы обучить техникой Плэгаса, Палпатин ответил, что только не джедай.

На одном из последних заседаний Совета джедаев, Энакин говорит про данные разведки, перехватившее сообщение от председателя Утапау Тиона Медона, и что канцлер просит Энакина возглавить операцию по поимке Генерала Гривуса. Однако Мейс Винду прямо отвечает, что решение о назначении главы операции на Утапау в ведении Совета, а не канцлера, после чего было принято решение об отправке на Утапау Оби-Вана Кеноби. Перед отправкой учителя на задание, Энакин извиняется перед ним за несдержанность. Оби-Ван говорит, что Энакину нужно больше терпения и тогда он сможет занять место в Совете в качестве магистра. На звездолете 212-ого батальона под командованием клона-командира Коуди, Оби-Ван разработал план, по которому магистр-джедай первым отправится на планету, и как только «войдет в контакт» с местным правительством, солдаты-клоны должны начать атаку.

Прибыв на Утапау и получив нужную информацию от председателя, Оби-Ван отзывает свой истребитель обратно к Коуди, а сам, обманув дроидов-охранников, Кеноби украл варактила по имени Бога, Силой заставив его доверять ему, чтобы быстро передвигаться на животном в поисках Гривуса. Обнаружив генерала-киборга, он остался с Гривусом один на один и сошелся в поединке. Генерал встречает оппонента, приказав остальным лидерам Конфедерации бежать в систему Мустафар, и решается сражаться с джедаем на световых мечах. Когда 212-й батальон и сводные части 501-го Легиона успешно начали атаку против сепаратистов, Оби-Ван, воспользовавшись тем, что Гривус отвлёкся, применил на нём толчок Силы, лишивший Гривуса мечей, но киборг сумел бежать. Кеноби бросился за ним. Погоня закончилась на посадочной платформе с истребителем самого Гривуса, где и завершилась дуэль. Кеноби использовал бластер главы сепаратистов и выстрелил ему прямо в незащищенное место на груди, где находился мешочек из синтетической кожи с живыми органами.

Вести о начале битвы дошли до Совета, и Винду отправляет Энакина к канцлеру с этими вестями, так как если после смерти Генерала он не снимет с себя официальные полномочия, Орден и Сенат имеют права сместить его с поста. Во время разговора с Палпатином Энакин в одночасье понимает, что канцлер и есть тот самый Владыка ситхов, о котором граф Дуку говорил Оби-Вану на Джеонозисе и организовавшем блокаду Набу Торговой Федерацией — Дарт Сидиус. Палпатин рассказывает Энакину о могуществе Тёмной стороны Силы и умоляет использовать его знания, чтобы спасти Падме. Но Энакин собирается выдать Палпатина Совету джедаев, как того требует Кодекс, по которому он и не убил канцлера на месте.

Узнав от Скайуокера страшную правду, Мейс Винду, почувствовав сильное смятение, отдал Скайуокеру приказ оставаться в Храме, отправился арестовывать канцлера вместе с тремя мастерами-джедаями: Агеном Коларом, Сэси Тийном и Китом Фисто. Палпатин не стал отпираться, практически сразу обнажив красный световой меч. Три спутника Винду пали от руки Палпатина в течение нескольких коротких секунд, но Мейс вступил в равную битву с Сидиусом. Они дрались, пока мастер-джедай не получил преимущество и не направил своё оружие на горло поверженного ситха, готовясь убить его, чтобы не допустить возврата к деспотии ситхов. Прибывший в офис канцлера Энакин видел, как Палпатин применил против Винду молнии Силы, но джедай защитил себя световым мечом, и под чудовищным воздействием своих же молний тело Сидиуса было изуродовано. Огромные усилия, вызванные противостоянием возбудили Винду, что привило ему навязчивую мысль, будто ситха нужно неминуемо убить. Но в этот момент наконец вмешался Энакин, говоря, что это идет вразрез с Кодексом, и что кем бы ни был Палпатин, он должен быть осужден. Мейс не вслушался в слова Энакина, говоря что Сенат в его власти и судить его не удастся, и в тот момент, когда меч Винду стремительно опускался на перепуганное лицо Сидиуса, Скайуокер перехватил его, отрубив правую руку. Прежде чем тот смог защититься, Палпатин использовал Молнию Силы и выбросил мастера-джедая в разбитое окно.

Осознав всю важность своего поступка, Скайуокер испытал глубочайшее чувство вины и раскаяния, но был слишком ошеломлён и эмоционально опустошен, чтобы сопротивляться Палпатину, который объяснил всё случившееся предназначением Энакина. Потом ситх убедил джедая принять Тёмную сторону и стать его учеником. Тот согласился выполнять любые его приказы; всё, чего он хотел, — сохранить жизнь Падме Амидалы. Палпатин обещал помочь ему раскрыть секрет, тем самым признав, что не имел власти над смертью. Тогда Энакин Скайуокер примкнул к ситхам, а Сидиус дал ему новое имя, которое впоследствии будет внушать страх всей Галактике — Дарт Вейдер.

Палпатин понимал, что пришло время действовать. Он объявил всех джедаев, включая Оби-Вана Кеноби, врагами Республики и поручает своему новому ученику возглавить атаку на Храм Джедаев, чтобы уничтожить «зло» в его главном гнезде, а после лететь на вулканическую планету Мустафар, где находятся остатки правительства Конфедерации. Сам же канцлер обращается ко всем клонам-командирам на фронте с Приказом 66, согласно которому джедаи объявлялись изменниками Галактической Республики и требовал их немедленного и беспрекословного уничтожения. Так началось Великое истребление джедаев, а позже и Галактическая гражданская война. Ничего не подозревающие рыцари и магистры внезапно подвергались атаке солдат-клонов, не успевая оказать какое-либо сопротивление. Смерти стольких адептов Светлой стороны, включая уже неисчислимое количество убитых на войне, вызывает сильнейшую рану в Силе, которую сильнее всего ощущает Йода. А на Корусанте, Дарт Вейдер и отозванные с фронта части 501-го Легиона провели операцию «Падение Рыцарей», атаку на Храм Джедаев, где Вейдер и его солдаты убивают всех в Храме Джедаев. Некоторые дети-юнлинги бросались к Вейдеру за помощью, не подозревая, что именно он, член Совета, предал Орден, от чего погибают от светового меча, тем самым став частью древнего ордена ситхов и пройдя древний обряд крещения кровью. Вскоре над Храмом поднялся столб дыма, хорошо видимый из здания Сената. Перед отлётом на Мустафар, ситх повидался с женой и сообщил ей о своей новой миссии, призванной положить конец войне, и что джедаи собирались совершить переворот. Собираясь уходить, Вейдер убедил Падме, что всё будет хорошо, и попросил ждать его.

Когда был отдан Приказ 66, Кеноби чудом избежал смерти от рук собственных солдат-клонов: выстрел из AT-TE был произведен с большого расстояния, и Бога приняла его на себя, Оби-Ван вместе с ящерицей упал в озеро. Приказ стрелять отдал лично командир Коуди, друг мастера-джедая в течение последних лет войны. Восстановив силы, Кеноби скрылся, воспользовавшись истребителем Гривуса. С борта истребителя Гривуса Кеноби связался с сенатором Бейлом Органой, который видел деяния 501-го Легиона в Храме Джедаев и подобрал спасательную капсулу Йоды с Кашиика, откуда ему помогли бежать Тарффул и Чубакка, два воина-телохранителя вуки. На флагмане Органы «Тантив IV», Оби-Ван и Йода решают отправиться в разрушенный Храм, откуда поступает сообщение об окончании войны и что джедаи могут вернуться на Корусант.

Почти одновременно происходят три знаменательных события: перебив охрану клонов и проникнув в Храм, Оби-Ван перезаписывает сообщение, говорящее джедаям скрываться от агентов Республики. Напоследок он решается посмотреть запись камеры безопасности Храма чтобы понять, почему у многих погибших, включая юнлингов, раны от светового меча. Запись показала Энакина, убивающего джедаев, а потом склоняющегося перед Палпатином, который объявил его своим новым учеником. Оби-Ван в шоке от увиденного, но Йода убеждает его, что они должны уничтожить ситхов. Оби-Ван просил отправить его к Палпатину, так как Энакина считал своим братом и не мог убить. Йода сказал, что Сидиус слишком силен для Кеноби и что Энакин уже не тот мальчик, которого он обучал, а поглощён Дартом Вейдером. И они разделились. Тем временем, Палпатин созывает экстренное заседание Галактического Сената, на котором он рассказывает о мятеже джедаев и утвердив свою власть и положение, Палпатин под предлогом мнимого мятежа и остатков сепаратистов издал Декларацию Нового порядка и провозгласил себя Императором, а Галактическая Республика, существовавшая 25 000 лет, была реорганизована в «первую Галактическую империю». Падме Амидала сказала, что под гром аплодисментов умерла свобода. На Мустафаре Вейдер оставил R2-D2 внутри истребителя, а сам, использовав коды Сидиуса, чтобы пройти систему безопасности сепаратистов, проник в зал совещаний, закрыл все двери и хладнокровно вырезал всех советников до единого. Остался один только Нут Ганрей, бывший союзник Сидиуса, оккупировавший Набу тринадцать лет назад и несколько раз пытавшийся убить жену Скайуокера во время Войн клонов. До самой смерти он пребывал в уверенности, что Лорд Сидиус выполнит своё обещание и оставит сепаратистов в покое. С убийством наместника Торговой Федерации, Конфедерация независимых систем прекратила своё существование. Когда миссия была выполнена, лорд ситхов молча покинул комнату. Снаружи, глядя на переменчивый вулканический ландшафт, Вейдер проанализировал собственные изменения и убедил себя в том, что все его действия были продиктованы заботой о благе Республики, хотя внутри него бушевал конфликт, так как внутри он понимал, что Падме никогда не простит ему содеянное.

Воспользовавшись чутьем, Оби-Ван отправляется к Падме, чтобы узнать где Энакин. Именно Оби-Ван рассказал Падме правду. Он рассказал ей о голограмме, которую видел Кеноби, свидетельствующей о том, что именно Энакин напал на Храм Джедаев и о его переходе на сторону ситхов. Падме отказалась верить таким заявлениям, по крайней мере внешне, и не сказала Кеноби, где был Энакин, чтобы гарантировать безопасность своего мужа. Как раз тогда Кеноби обнаружил её истинные отношения с Энакином, что она беременна от него и решится сама разобраться во всем, ушел. Падме была ошеломлена. Неспособная понять ужасающую действительность, она полетела на Мустафар, чтобы удостовериться в Энакине. Без её ведома, Оби-Ван Кеноби пробрался на борт её корабля.

Дарт Вейдер связывается со своим новым учителем и констатирует, что вопрос с сепаратистами «успешно решен». Дарт Сидиус поздравляет его с восстановлением мира и безопасности в Галактике и приказал Вейдеру отправить на корабли Торговой Федерации сообщение, что все боевые дроиды должны быть немедленно отключены. После окончания сеанса связи он увидел приближающийся корабль жены и покинул бункер, чтобы встретить её. Падме встретилась с Энакином, говоря со слезами, что он терзает её сердце и пробовала убедить его перейти обратно на Светлую сторону и урезонить его, убеждая покинуть общественную службу и остаться с ней, растить ребёнка, отрекшись от Палпатина и Империи, пока это возможно. В его измененном восприятии, он сделал все это, чтобы не дать ей умереть, как матери, сделать лучшую Галактику для их союза, где им не придется прятаться от предрассудков, изменить коррумпированную Республику в справедливую Империю для их детей. Введенный в заблуждение мощью, Энакин даже обещал, что он сможет свергнуть Императора, и сделать галактику такой, какой захотят он с Падме. Падме была ошеломлена переменами в Энакине и сказала, что она не может идти с ним по выбранной дороге, и с ужасом понимает, что её возлюбленный стал монстром, против которого сражалась Республика.

Кеноби сначала оставался в убежище на корабле и слушал разговор Амидалы и Энакина. Когда он сошёл с трапа на поверхность, Энакин в гневе начал душить Падме Силой, обвиняя её в измене. Оби-Ван заставил его отпустить Падме, но Вейдер все-таки довёл её до бессознательного состояния, несмотря на мольбы жены. Вейдер, переполненный гневом и ненавистью на учителя, которого всегда считал «тормозом» его истинного потенциала, говорит, что он настроил против него Падме, что видит лгунов-джедаев насквозь и не боится могущества темной стороны, с которой он восстановил мир, свободу, справедливость и безопасность своей новой Империи. Оби-Ван говорит, что давал присягу Республике и демократии, и что дав затуманить свой разум Сидиусом, он сам стал злом, которое поклялся уничтожить, а гнев и неутолимая жажда власти отняли у него Падме. Вейдер, переполненный ненавистью, не слушал слова Кеноби и «констатировал факт»: если Оби-Ван не на его стороне, значит он ему враг. Тогда Оби-Ван Кеноби решил, что поединок — единственный выход, так как «только ситхи все возводят в абсолют». С акробатической ловкостью Вейдер прыгнул в сторону Кеноби и началась невероятная дуэль, которая во многом определила судьбу Галактики.

Одновременно с этим, магистр Йода прибыл в офис Императора под Великой палатой созыва Галактического Сената. Сидиус выпустил в Йоду молнии Силы, но великий джедай быстро пришел в себя и отрезал ситху путь к отступлению. Понимая, что придется бороться с мастером, Сидиус в ответ зажег свой спрятанный клинок, так, два величайших адепта Светлой и Тёмной сторон столкнулись в титаническом сражении, перетекшее в Великую палату созыва. Оба стоили друг друга, показывая как мощь и знание Силы, так и искусство боя на световых мечах. Сражение окончилось ничьей, когда мощный заряд молнии Силы вернулся к Палпатину и отбросил сражавшихся друг от друга. Сидиус смог взобраться на летающую платформу, а Йода упал вниз. Мастер-джедай осознал, что Палпатина нельзя победить в открытом противостоянии, и возобновление поединка приведет лишь к ничьей, тем более, что солдаты-клоны были уже близко, а Рана в Силе изрядно ослабила его. Йода бежал. «Я в изгнание отправиться должен, фиаско я потерпел», — заявил он Бейлу Органе, вывезшему его на своем спидере. Сидиус чувствовал, что владыка Вейдер в смертельной опасности и потому поручил приготовить его транспортный корабль.

Битва между Энакином и Оби-Ваном была тяжелой и эпичной. Оказавшись в комнате управления, дуэлянты случайно дезактивировали энергетический щит, который защищал комплекс от раскалённой лавы. Переместившись к системе сбора лавы, они были вынуждены избегать огневого дождя. За время схватки структура комплекса стала постепенно разрушаться из-за веса конструкции и высокой температуры. Бой продолжился на структурах фабрики, где Вейдер и Оби-Ван оказались в огненной ловушке на одной из структур комплекса, отвалившейся от фабрики и упавшей в лаву. Кеноби приготовился, и прыгнул на одну из платформ, плавающих по лаве. Вейдер использовал Прыжок Силы и оказался на собиравшем минералы дроиде, где он продолжил свою схватку с Оби-Ваном. Кеноби говорил, что он подвел его и что из него вышел плохой учитель, как бы оправдываясь перед Квай-Гоном Джинном, своим наставником, который перед смертью взял с Оби-Вана обещание обучить мальчика. Энакин лишь говорит своему старому наставнику, что ему пришел конец. Битва окончилась на её берегу, куда Кеноби прыгнул, чтобы оказаться выше своего оппонента. Он умолял Вейдера признать поражение и уйти с тёмного пути. Ведомый бесконечной гордостью и кипящим гневом, Вейдер проигнорировал тактическое преимущество Кеноби и также попытался прыгнуть, чтобы продолжить дуэль, но был встречен лезвием джедая, отсёкшим обе ноги и левую руку. Скатившийся вниз Энакин пытался ползти вверх с помощью остатков своей механической руки. Оби-Ван с горечью смотрел, как Вейдер пытался взобраться на берег, его бывший ученик кричал, что ненавидит его. Кеноби глянул на него с печалью в глазах. Оби-Ван подобрал световой меч Энакина и предоставил Силе решать судьбу бывшего ученика, говоря что он был ему любим как брат, и что он был избран Силой, чтобы уничтожить ситхов и установить баланс в Великой Силе. Вскоре после этого от лавы загорелась одежда Вейдера и частично сожгла его тело. Он был практически обречён, поскольку всё больше скатывался к краю берега лавовой реки.

Падме так никогда и не узнала, что случилось с Энакином. Она никогда не видела повреждения, нанесенные мечом Кеноби или лавой Мустафара. После того как Оби-Ван победил Энакина (носившего теперь имя Дарт Вейдер) в поединке на световых мечах, магистр-джедай отвез Падме в медицинский центр на астероиде Полис-Масса, где ждали Йода и Бейл Органа. Оби-Ван думал, что его бывший ученик мертв, но он выжил. Когда пламя начало гаснуть, Вейдер поддерживал себя в живых с помощью Силы, несгибаемой воли и ненависти. Он карабкался вверх по берегу с помощью механического протеза, борясь с тяжелейшими ранами и продержался до прибытия Дарта Сидиуса и солдат-клонов, оказавших ситху первую медицинскую помощь для дальнейшей транспортировки на Корусант.

На Полис-Масса, Йода впал в медитацию, где с ним связался дух Квай-Гона Джинна, открывший путь Живой Силы, который позволяет адептам Светлой стороны жить после физической смерти и эти знания помогут в будущих сражениях с ситхами. Йода решается стать учеником Квай-Гона и искупить своё фиаско за поражение в дуэли с Сидиусом. Когда Оби-Ван приносит Падме в медицинский центр астероида, джедаи и сенатор узнают страшную новость. Несмотря на ограниченный медицинский набор на борту её судна, и полной медицинской помощи в медцентре на Полис-Масса, жизненные силы Амидалы продолжали истощаться. Там бригада врачей пробовала спасти её, но они обнаружили, что она умирала, «потеряв волю к жизни». Оби-Ван был рядом с Падме во время её родов и видел как родилась, как оказалось, двойня Энакина — Люк и Лея. Падме Амидала умерла, лишь сказав Оби-Вану, что в её муже ещё теплится добро.

Энакин был доставлен на шаттле Императора в Центр хирургической реконструкции императора Палпатина. Император приказал механическим дроидам держать Вейдера в сознательном состоянии во время крайне болезненной операции, чтобы боль питала его гнев, а значит и силу. На него надевают чёрные, бронированные доспехи, которые теперь будут служить ему опорой и системой жизнеобеспечения. И хотя молодой ситх всё ещё оставался чрезвычайно могущественным, Сидиус знал, что перенесенные раны отняли у Вейдера большую часть потенциала. После возрождения в качестве киборга, Вейдер спросил у своего хозяина об Амидале. Сидиус сказал, что он убил свою жену в гневе. Разгневанный, Дарт Вейдер разнес часть операционной машины мощным всплеском Силы. Лорд ситхов, винящий себя в смерти возлюбленной, потерял весь смысл существования, кроме одного — служения своему учителю и созданной не без его участия Галактической Империи.

По пути на Набу, Оби-Ван, Йода и Бейл Органа приняли решение о разделении детей Энакина Скайуокера, чтобы уберечь их от ситхов. Было решено, что девочку возьмёт в свою семью сенатор Органа, в то время, как Оби-Ван Кеноби передаст мальчика на Татуин его дяде и тёте (Оуэну и Беру Ларсам) и будет приглядывать за ним. Тогда же Йода, готовящийся отправиться в изгнание на планету Дагоба, сказал Оби-Вану про Квай-Гона и что теперь они оба его ученики по познанию Живой Силы.

Падме Амидала, бывшая королева и сенатор Набу, была захоронена в Тиде. Вслед за гробом Амидалы по улицам Тида шла целая похоронная процессия, состоявшая из членов её семьи, королевы Апалайны, Королевского консультативного Совета, Босса Насса, Джа-Джа Бинкса и её служанок, которые действовали как двойники. Подвеска из дерева джапор, которую ей подарил Скайуокер при их первой встрече, лежала у неё в руках.

Дарт Вейдер и император Палпатин хоть и подчинили себе Галактику, но оба были ослаблены и обезображены, и потому решили установить порядок в Империи не силой, а страхом перед силой, пользуясь созданной Сепаратистами технологией — Звездой Смерти.

Наследие Энакина Скайуокера было сохранено в разных частях Галактики: Лея стала дочерью Бейла Органы, который воспитает её молодым и энергичным политиком, которым была её мать, а её брат Люк стал воспитанником сводного брата его отца, а Оби-Ван «Бен» Кеноби стал его хранителем, пока время для Новой Надежды не придет…



Рекомендуем для Вас

счетчик посещений